Поэт и прозаик. Печатается в книгах и периодических изданиях России, Америки и Израиля. Начал свою литературную деятельность в городе Горьком (ныне Нижний Новгород, Россия). В период перестройки выпустил самиздатовский альманах произведений горьковских авторов "Письмо для Всех". Участвовал в организации поэтических выступлений в залах, на улицах и площадях города. В настоящее время проживает в городе Бостон, США. Соавтор сценария документального фильма "Разведка боем. Встреча с Эренбургом". В 2010 году композитор и автор – исполнитель Злата Раздолина создала на его слова композицию "Я встал с утра в любви".

Отзывы и отклики

Стихи на Еврейскую тему
(из сборника Люблю, но разве может слово...)


Бармицва

Ребята закричали: Ты еврей!
И кругом встали.
И с каждым, вроде, я дружил,
Но вместе, в стае
В них нутряное прорвалось,
Как будто  ждали.

Еврей! еврей!- со всех сторон
Неслось, как пенье,
А я от злости весь дрожал
И нетерпенья.

Сыч выступил вперёд-
Большой, красивый,
На голову повыше всех,
Счастливый, сильный.

Он вышел в круг,
Как если б он
Плясать решился.
Его любили все вокруг,
А он гордился.

Как я рванул к нему...
Как будто вдруг
Родного увидал после разлуки,
Как будто бы к спасению побежал,
Как крылья, широко раскинув руки.

Ударов я не чувствовал тогда,
И злость моя была любви полнее.
И плакал Сыч, размазывая кровь,
И предок мой признал во мне еврея.

1996, Бостон


Прощание с Израилем

Здесь города, как ласточки, летают,
Здесь память крови в сердце ударяет,
Здесь души умерших "Аф идиш" говорят...
Я уезжаю,
Помнится немного:
Ерусалима каменное горло,
Да темнота восточная, густая,
Да небо цадиков
У Цфата на крылах...

1996, Израиль, Аэропорт Бен Гурион

***

Я - патриот того, что жизнь дала:
Случайности рожденья и тепла,
Случайности еврейского движенья
Судьбы моей и строк стихотворенья.

1997, Бостон


Самоопределение


Я - родственник, еврей,
Советский человек,
Я друг своих друзей
И враг врагов навек.

1997, Бостон

***

Мне жалко крещённых евреев,
Потерянных взрослых детей,
Отрезавших по убежденью,
Плоть рода от плоти своей.

Мне жалко крещённых евреев,
Когда они в храмах чужих
Стоят, как привитые ветки,
Не в наших уже и не в сих.

Когда они крест поцелуют,
С которым был прадед убит,
Не разум во мне протестует,
Но память, как рана, болит.

И дело не в вере, а в теле,
В судьбе поколений живой,
Не веру меняют: их тело
Прощается с нашей душой.

1998, Бостон



Евреи

О, вечный наш поход,
Безумный наш рассчёт,
Движенье языка всему наоборот.

И пламенное нет,
И непрерывный спор,
О, вечный наш полёт всемуна перекор.

Раскачка наших тел
И мыслей, и судьбы.
О, вечный наш отряд оставшихся в пути.

1998, Бостон

Мы

Мы фразу начинаем словом нет,
Всегда вопрос имеем на ответ.
И видим очень много лиц в упор,
Когда идём толпе наперекор.

1998, Бостон

***

Пей с закуской, без закуски,
Коль еврей ты, так не русский.
Коль ты русский – не еврей,
Хоть совсем её не пей.

И природа, и погода,
И культура, и страна,
Не растят из кедра дуба,
Носорога из слона.

1998, Бостон

Пять Стихов о Любви

Машеньке

 

Стихи от нежности и лени
Ложатся на твои колени
И лижут шёпотом склонений
Часть утаённую бедра.
Кадык, пространство разрезая,
И сущность вечная, мужская
Встают приветствовать тебя!

Моя Жизнь

Не за тридевять земель,
Не в ларце с яйцом злодея -
Вот, напротив ты сидишь
Худощавого еврея.
В глазках карих бьются птички:
Нежность,баловство и ревность,
Я их в темноте схвачу
Языком, рукой и сердцем.

Слово Любовь

Слово Любовь начинается медленно,
Нежным и сладостным звуком Лю,
Ну, а потом тяжелеет намеренно,
Твердым б продолжая игру,
Ну, а потом уже разгоняется,
Бьётся бешенное в кровь,
И на мгновение останавливается,
Чтобы успеть прошептать: Любовь…

 

Я тебя собой намажу,
Я тебя собой раздвину,
Я собой тебя раскрашу:
Ноги, руки,грудь и спину.
Разотру тихонько в ступе
Я себя на порошочек:
Выпей вместо аспирина
Днём и на ночь, мой дружочек.

 

Для кого любовь - еда,
Для кого любовь - беда,
А с тобою день любой
Превращается в любовь
.

 

Следом за Kомбайном Губермана

Сочинять подобные стишки -
Это все равно, что неустанно
Подбирать на поле колоски
Следом за комбайном Губермана.

Послушаешь женщин - на свете
Творится нелепое что-то:
У всех гениальные дети,
И все - от мужей-идиотов.

Я был решительным и томным,
Я был настойчивым и милым,
Я дерзким был и вероломным…
А ты так быстро уступила.

Pазбуженный ранним рассветом,
измученный с нею разлукой,
прекрасную девушку эту
я вспомнил на скорую руку.

Противно, право же рассказывать
(Упали нравы - это точно):
Какие гадости показывать
Нам стали в скважине замочной.

Обмотан весь с ушей по пятки
лежу уже вторые сутки.
Да, в «Камасутре» опечатки
Чреваты травматизмом жутким.

Оттачивая в спорах мысль,
Скитаясь в поисках по свету
Евреи ищут скрытый смысл
Там, где открытого-то нету.

«Голову в порядок приведу»,
Ты сказала мне, но оказалось –
Разное имели мы в виду:
Ты, увы, всего лишь причесалась.

Я не был с химией на ты:
мне всё мешал тревоги гнёт,
что капну в колбу кислоты
и непременно ебанёт.

Я в настроеньи мизантропа
Готов признать: жизнь наша - жопа.
Когда же к рюмке приникаю,
Согласен: жопа, но какая!

Компромисс - подход к любому делу:
Может так проблема быть закрыта,
Что и овцы далеко не целы,
Но и волки, вместе с тем, не сыты.

Как порою я ясности в жизни хочу
чтобы с этим – к сантехнику, с этим к врачу.
А в реальности нашей всё проще и хуже:
Что бы не приключилось – ты в слёзы и к мужу

Картошка с ломтиком селёдки,
к ним стейк поджаренный красиво,
салатик и бутылка водки –
нет лучшего контрацептива.

Не то роднит политика с путаной,
что ремесло – сомнительного рода,
а то, что озабочен неустанно
он удовлетворением народа.

Когда постельным предаюсь восторгам,
« IQ растёт», себя я мыслью грею:
стал, некогда дурной, любовный орган
задумчивее как-то и мудрее.

Как язык этот ни постигай,
Понимаешь нюансы не сразу.
Вот хороший пример: расстегай
Может быть и едой и приказом.

Смахну росу с вишнёвого листа,
цветов жасмина брошу две щепотки,
залью «мартини» - что за красота!
Всё выплесну и выпью стопку водки.

Экономистов слушаю с волнением,
Действительно, как все у них непросто:
Наметилось сниженье ускорения
Процесса замедленья темпов роста.

Не унывайте, люди,
сетуя обреченно -
все-таки бог вас любит...
Mожет быть, извращенно.

Призрак долго гулял по Европе,
Повсеместно творя безобразия.
А теперь мы, действительно, в жопе:
Новый призрак приходит из Азии.

Пульт управления тобою
не выпускал бы я из рук:
то яркость и контраст подстрою,
то отключу на время звук.

Устали жить с несбывшейся мечтой
Бессмысленно влача существование-
Гибрид акулы с рыбкой золотой
Исполнит вам последних три желания.

Поспать желанием томим,
Я в сексе быстро утомим.

Его порой так хочется, поверьте,
два раза испугать до полусмерти.

Всевышний в этом был на диво
Недальновиден и беспечен:
Он создал сотни видов пива,
Но нам не дал вторую печень.

Получилось довольно странненько.
Видно, опыт мой был нечистым:
Я пытался кнутом и пряником
С диабетиком-мазохистом.

Как правило, прощают тети
Мне некошерность крайней плоти.

Когда понимаешь ты хмуро:
Развод - неизбежное дело,
Слетаются тут же амуры
Из тела выдергивать стрелы.

Как простота порой велика:
Не маг и не волшебник вроде я,
Но, применяя метод тыка,
Успешно излечил бесплодие.

Девушки горячие и влажные,
Дружно на работы такелажные!




***

  Поразил мой организм
Страшный недуг – рифматизм.

Пони мало понимала,
Ведь ума у пони мало.
Пони надо понимать,
Ведь у пони – пони мать.

Я видел, делит попу лам
Глубокий вырез пополам.

Как много блондинок, хороших и разных!
Но как отличить от здоровых заразных?

Не отрываться чтоб от дела,
Он спал с девчонкой из отдела.
Поспал – штаны скорей одели
И сразу говорят о деле.

Какое все же мужество –
Невинность до замужества...

Так ваш ответ похрустывал,
Так ваш ответ попискивал,
Когда его в прокрустово
Я ложе правды втискивал.


По лесной тропинке узкой             
Шёл еврей с женою русской.       
А навстречу - даже хуже -           
Шла еврейка с русским мужем.

Птички пели, как из Рая.                                 
Под ногой тропа упруга.
Ехать не хотят в Израиль
Два нерусские супруга.

Их в Израиль и не тянет.
Тянет их к супругам русским.
Пусть живут израильтяне
На своей полоске узкой.

Наш еврей – в семье народной,
Он – под Солнцем Конституции.
А у них еврей – голодный.
В лапах он у проституции.

Верьте люди, верьте в это.
Наша жизнь – картина в лаке.
Пусть живет Союз Советов,
Пусть смешаются все в браке.

1970

Аркадию Арканову

 
после того, как моя племяница
не получила вразумительного ответа на вопрос,
откуда он взял стихотворение её дяди
“По лесной тропинке узкой”, 
прочитанное им на концерте в Мельбурне.

Уверен, что умру не весь, *
И вот когда я в Лету кану,
Свои стихи оставлю здесь.
А вдруг прочтёт их сам Арканов?
Не думая об авторских правах,
Стихи мои прочтёт со сцены.
Меня не будет видно в них. Слова
Уже народные – бесценны.

                                    * Смысл этой строчки заимствован из                
                                     стихотворения А.С. Пушкина.